Через искусство к взаимопониманию. Русская художница — мост между католицизмом и православием
Лариса Зеленцова

Международный Альянс Стратегических Проектов БРИКС

Наталья Царькова — та самая таинственная и малоизвестная на Родине, в России, художница, которая нашла свое место под солнцем в солнечном Риме; первая женщина, удостоившаяся звания официального портретиста Папы Римского. А если учесть, что она православная, то степень уважения, оказанная Ватиканом русской художнице, поистине не имеет границ. Тот факт, что она не католичка, никогда не порождал проблем. Как замечает сама художница, она чувствовала, что через искусство она могла бы стать тем связующим звеном между православием и католицизмом, которого так давно не хватает этим двум конфессиям.

Родилась в Москве в 1967 году. Училась живописи в Краснопресненской художественной школе, потом в МСХШ при Институте им. Сурикова. Параллельно поступила в только что открывшуюся Академию Ильи Глазунова. На курсе у Глазунова она была единственной девочкой, лучшей по классу портрета. Живет и работает в Риме с 1994-го. Когда она впервые приехала в Италию, навестить подругу, ее имя не было известно никому. Несколько картин, которые она захватила с собой, быстро обратили на себя внимание итальянцев и моментально разошлись по частным коллекциям. Вскоре стали появляться заказы на портреты от аристократов, политиков, деятелей искусства и просто состоятельных итальянцев.

Но настоящая слава и взлет в карьере произошли после написания двух портретов Папы Иоанна Павла II, которые Ватикан признал официальными изображениями римского понтифика. Так, русская художница, москвичка Наталья Царькова стала единственной в мире живописи, которой удалось написать портреты трёх римских пап: Иоанна Павла I (взошёл на престол в 1978 году и умер спустя 33 дня), Иоанна Павла II и Бенедикта XVI. Сейчас художница работает над портретом Папы Франциска.

По удивительной случайности студия Натальи Царьковой находится в одном из самых «русских» кварталов Рима, возле площади Барберини. В двух шагах дом, в котором жил Гоголь и писал «Мертвые души». Напротив, через дорогу, у «четырех фонтанов», располагалась квартира Карла Брюллова, написавшего в Риме «Последний день Помпеи». Неподалеку от Барберини жили Александр Иванов и Орест Кипренский.

Центральное место в ее студии, сплошь увешанной картинами, отведено «Тайной вечери» — с этой работой Наталья пока не хочет расставаться, несмотря на многочисленные предложения от частных коллекционеров и музеев. Монументальное полотно, 220х150 см, стало еще одной заметной вехой в ее творчестве.

Картина поражает неожиданным ракурсом и художественным решением одного из самых известных религиозных сюжетов. Этой картине российской художницы была оказана особая честь: ее первый официальный показ состоялся в трапезной Санта Мария Делла Грацие в Милане рядом с известным шедевром «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи. Впервые картину Царьковой показали перед Пасхой в Риме, и ее, как послание мира, благословил сам Папа Римский Иоанн Павел II. На церемонии в Милане вместе с художницей пурпурное покрывало с полотна сдернул специально приехавший из Ватикана хранитель архивов и библиотеки Римско-католической церкви кардинал Джордже Мария Мейа, который потом в пространной речи очень лестно отозвался о достоинствах картины и даже проследил духовную связь между авторами версий «Тайной вечери» — от великого Леонардо до этой миниатюрной русской женщины Натальи Царьковой.

В Италии эту картину назвали «Тайной вечерей третьего тысячелетия». На фреске Леонардо да Винчи Христос смотрит на хлеб, у других авторов — на небо. На картине Царьковой Христос повернулся и смотрит на мир трагическим взглядом, с укором и в то же время с любовью, пониманием. Смотрит на каждого из нас. В душу.

В углу полотна в образе служанки она изобразила себя, смотрящую через приоткрытую дверь. Это несовместимо с традиционными канонами «Вечери», но таким образом художница хотела подчеркнуть связь с днем сегодняшним. Это взгляд из 3-го тысячелетия.

В роли апостолов Наталья решила изобразить своих итальянских друзей и знакомых. Например, человек, позировавший ей Христа, — это граф Пеппи Морджа, по профессии лайт-дизайнер. Это он создал подсветку для римского фонтана Треви и купола базилики Святого Петра. «Иуда» — стилист миланской моды Джилермо Мариотто; блистательный римский адвокат Витторе Корделла, благородный профиль и густая копна длинных седеющих волос которого представляют на картине св. Андрея Первозванного. Св. Иоанна Наталья писала с графа Андреа Марини, Филиппа — с профессора архитектуры графа Дарио дель Буфало. А моделями для образов Симона, Фаддея и Фомы послужили соответственно великий приор Мальтийского ордена Франц фон Лобштайн, граф Романо дель Форно и принц Николо Боргезе.

В 2008 году художнице, по случаю Канонизации Блаженного Отца Джакомо из Ливана, был заказан его официальный многофигурный портрет. Эта картина была благославлена Папой Римским в Ватикане и помещена в церкви Санта-Мария-дель-Марсе в Бейруте, где находятся мощи святого.

Царькова не просто портретист, она также пишет и лики святых. Среди ее известных работ подобного рода весьма значимое место занимает портрет итальянской монахини-миссионерки Беаты Ассунты Марчетти (Beata Assunta Marchetti, 18711948), содействовавшей основанию организации сестер-миссионерок св. Карла Борромео,несшая послушание в Бразилии, была причислена к лику блаженных в СанПауло 25 октября 2014 года. Ее портрет висит в Соборе Сан-Паулу (Catedral da Sé) и почитается бразильцами как икона.

Наталья Царькова – художник многопрофильный и разносторонний. С одной стороны, она пишет портреты Пап и лики канонизированных святых, а с другой, — портреты первых лиц государства, королевские семьи и библейские сюжеты. Ее картины несут особую глубокую энергетику, которая не оставляет равнодушным ни одного созерцателя ее шедевров, которые являются ярким отражением и воплощением глубокой русской души, находящейся в вечном поиске самовыраженияи наведении мостов между народами мира.
Made on
Tilda